ЮКОС. Белая книга

Just another WordPress.com weblog

Настоящий смысл «Дела ЮКОСа»

leave a comment »

В 2003 г. произошло определяющее событие новой российской энергетической геополитики при Владимире Путине. Оно было проведено вполне в духе Вашингтона, который предельно ясно демонстрировал намерение разместить войска в Ираке и на Ближнем Востоке, независимо от протестов в мире или дипломатических тонкостей ООН.

Чтобы понять российскую энергетическую геополитику, необходимо сделать краткий обзор зрелищного ареста в октябре 2003 г. российского миллиардера «олигарха» Михаила Ходорковского и захват государством его гигантской нефтяной группы ‘ЮКОС’.

Ходорковского арестовали в аэропорту Новосибирска 25 октября 2003 г., по обвинению российской Генпрокуратуры в уклонении от налогов. Правительство Путина заморозило акции ‘ЮКОС Oil’ из-за налоговых обвинений. Затем против ‘ЮКОСа’ были предприняты дальнейшие шаги, приведшие к коллапсу цены акций.

То, что мало упоминалось в пересказах западных масс-медиа, которые обычно изображали действия путинского правительства как возврат к методам советской поры, заключалось в том, что собственно спровоцировало решительные путинские поступки.

Ходорковского арестовали всего за четыре недели перед важными выборами в российскую Думу (нижнюю палату парламента), в которой Ходорковский умудрился купить голоса большинства, используя свое огромное состояние. Контроль над Думой был первым шагом Ходорковского в его планах выставить свою кандидатуру против Путина на выборах президента в следующем году. Победа в Думе позволила бы ему изменить избирательный закон в свою пользу, а также изменить готовящийся в Думе спорный закон «Закон о недрах». Этот закон не позволил бы ‘ЮКОСу’ и другим частным компаниям контролировать сырьевые ресурсы под землей, либо создавать частные трубопроводы, независимые от российских государственных.

Ходорковский нарушил обещание, данное Путину олигархами, о том, что им позволят сохранить свои богатства (фактически украденные у государства в подтасованных аукционах при Ельцине), если они будут оставаться вне российской политики и вернут в страну часть украденных денег. Как самый влиятельный олигарх того времени Ходорковский служил двигателем того, что все яснее становилось поддерживаемым Вашингтоном заговором против Путина.

Ходорковского арестовали после мало упоминаемой в прессе встречи, состоявшейся немногим ранее (14 июля) в том же году между ним и вице-президентом Чейни.

После встречи с Чейни Ходорковский начал переговоры с ExxonMobil и ChevronTexaco, прежней фирмой Конди Райс, о приобретении крупной доли в ‘ЮКОСе’, по некоторым сведениям от 25 до 40 %. Это было задумано для получения Ходорковским де-факто неприкосновенности от возможного влияния путинского правительства, при помощи привязывания ‘ЮКОСа’ к нефтяным гигантам США, и, следовательно, к Вашингтону. Это также дало бы Вашингтону, через нефтяных гигантов США, фактическое право вето на будущие российские нефте- и газопроводы и нефтяные сделки. За несколько дней до своего ареста в октябре 2003 г. по обвинению в уклонении от налогов Ходорковский принимал у себя Джорджа Буша-старшего, ныне московского представителя влиятельной и таинственной Carlyle Group в Москве. Они обсуждали окончательные детали покупки акций ‘ЮКОСа’ американскими нефтяными компаниями.

Также незадолго до этого ‘ЮКОС’ заявил о намерении купить конкурирующую ‘Сибнефть’ у Бориса Березовского, еще одного олигарха Ельцинской поры. ‘ЮКОС’-‘Сибнефть’, с ее 19,5 миллиардами баррелей нефти и газа, стала бы тогда собственником вторых по величине в мире запасов нефти и газа, после ExxonMobil. ‘ЮКОС’-‘Сибнефть’ была бы четвертой в мире по добыче, выкачивая 2,3 миллиона баррелей нефти в день. Скупка акций ‘ЮКОС’-‘Сибнефть’ со стороны Exxon или Chevron была бы буквально энергетическим государственным переворотом. Чейни знал это, Буш знал это, Ходорковский знал это.

Но самое главное, Владимир Путин знал это и решительно этому воспрепятствовал.

Ходорковский поддерживал ряд весьма впечатляющих знакомств в англо-американском истэблишменте. Он создал благотворительную организацию, ‘Фонд Открытая Россия’, смоделированную с фонда ‘Открытое Общество’, основанного его близким другом Джорджем Соросом. В избранный совет Фонда Открытая Россия вошли Генри Киссинджер и друг Киссинджера, Джейкоб Лорд Ротшильд, лондонский наследник семьи банкиров. Также вошел в состав правления фонда и Артур Хартман, бывший американский посол в Москве.

После ареста Ходорковского, ‘Washington Post’ сообщал, что российский миллиардер в заключении продолжал пользоваться услугами Стюарта Эйзенстата (Eizenstat) (бывшего заместителя секретаря казначейства, заместителя госсекретаря, заместителя секретаря по коммерции во время администрации Клинтона) для лоббирования в Вашингтоне в пользу своего освобождения. Ходорковский был полностью повязан с англо-американским истэблишментом.

Впоследствии западные СМИ и официальные лица, обвинявшие Россию в возвращении к методам коммунистов и к политике грубой силы, в упор не замечали тот факт, что Ходорковский вряд ли сам был белым и пушистым. Ранее, Ходорковский в одностороннем порядке разорвал контракт с ‘British Petroleum’. ВР был партнером ‘ЮКОСа’ и успел вложить 300 миллионов долларов в бурение очень перспективного Приобского нефтяного месторождения в Сибири.

Как только ВР завершил бурение, Ходорковский выдворил ВР, используя бандитские методы, которые были бы незаконны в большинстве стран развитого мира. К 2003 г. добыча в Приобском достигла 129 миллионов баррелей, что эквивалентно 8 миллиардам долларов рыночной стоимости. Ранее, в 1998 г., после того как МВФ выдал миллиарды России для поддержания курса рубля, банк Ходорковского ‘Менатеп’ перенаправил «жалкие» 4,8 миллиарда долларов из денег МВФ на счета избранных банков-дружков, в том числе американских. Вашингтонские вопли протеста об аресте Ходорковского в октябре 2003 г. были, по меньшей мере, неискренние, если не вполне лицемерные. С точки зрения Кремля, Вашингтон схватили за руку, запущенную в российский карман.

Разборка Путин-Ходорковский обозначила решительный поворот правительства Путина к перестраиванию России и воздвижению стратегических преград иностранному наступлению под предводительством Чейни и его британского друга Тони Блэра. Этот поворот произошел в контексте наглого американского захвата Ирака в 2003 г. и одностороннего заявления администрацией Буша о том, что США отказываются от нерушимых обязательств по договору с Россией о противоракетной обороне (ПРО), для того чтобы создать ракетный щит США. Это заявление могло восприниматься в России лишь как недружественный акт, нацеленный на ее безопасность.

К 2003 г. не надо было иметь стратегического военного чутья, чтобы осознать, что пентагоновские ястребы и их союзники в военной промышленности и Большой Нефти представляют себе Соединенные Штаты как страну, не связанную международными обязательствами и в одностороннем порядке преследующую свои интересы, которые в свою очередь, конечно, определяются ястребами. Их рекомендации были опубликованы одним из многих вашингтонских консервативных «мозговых фондов». В январе 2001 г., Национальный Институт Публичной Политики (НИПП) опубликовал «обоснование и требования к контролю над ядерными силами и вооружениями США», как раз в начале правления администрации Буш-Чейни. Доклад, требующий одностороннего американского прекращения свертывания ядерных сил, был подписан 27-ю высокопоставленными чиновниками из предыдущей и нынешней администрации. Список включал человека, который сегодня является советником Буша по национальной безопасности, Стивена Хедли, особого помощника министра обороны Стивена Кэмбоуна (Cambone) и адмирала Джеймса Вулси, бывшего главу ЦРУ и председателя вашингтонской НПО «Freedom House». «Freedom House» играла центральную роль в спонсированной США «оранжевой революции» в Украине и во всех других «цветных революциях» в бывшем Советском Союзе.

За этими событиями вскоре последовал ряд финансируемых Вашингтоном скрытных дестабилизаций правительств на границах с Россией, которые имели близкие отношения с Москвой. Этот ряд включает «революцию роз» в ноябре 2003 г. в Грузии, которая привела к отставке Эдуарда Шеварднадзе в пользу молодого, получившего образование в США и пронатовски настроенного президента, Михаила Саакашвили. 37-летний Саакашвили любезно согласился оказать поддержку нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, который позволил бы избежать контроля Москвы над перекачиваемой Азербайджаном каспийской нефтью. США поддерживали тесные связи с Грузией с тех пор, как Михаил Саакашвили пришел к власти. Американские военные инструкторы обучают грузинские войска, и Вашингтон вложил миллионы долларов в подготовку вступления Грузии в НАТО.

Вслед за «революцией роз» в Грузии, » Freedom House» Вулси, «Национальный фонд в поддержку демократии», Фонд Сороса и другие НПО, поддерживаемые Вашингтоном, организовали в ноябре 2004 г. откровенно вызывающую украинскую «оранжевую революцию». Целью «оранжевой революции» было установление пронатовского режима при спорном президентстве Виктора Ющенко, в стране, стратегически способной прервать главные трубопроводные потоки российской нефти и газа в Западную Европу. Поддерживаемые Вашингтоном движения «демократической оппозиции» в соседней Белоруссии начали также получать миллионы долларов из щедрой руки администрации Буша, как и оппозиции в Киргизстане, Узбекистане и более отдаленных бывших советских государств, которые, кстати, оказались на пути возможных энергетических трубопроводов, соединяющих Китай с Россией и бывшими советскими республиками, такими как Казахстан.

Вновь контроль над энергией и нефтегазовыми трубопроводами служит первопричиной ходов США. Не стоит, видимо, удивляться тому, что некоторые люди в Кремле, в частности Владимир Путин, начали задумываться о том, обновленный христианин, Дж. Буш мл., говорит с Путиным «раздвоенным языком», как сказали бы индейцы.

К концу 2004 г. в Москве стало ясно, что уже давно идет новая «холодная война», на этот раз за стратегический контроль над энергией и одностороннее ядерное превосходство. Было также предельно ясно, судя по характеру действий Вашингтона с момента распада Советского Союза в 1991 г., что Конечной Целью, эндшпилем для политики США в Евразии не является ни Китай, ни Ирак, ни Иран.

Геополитическим «Эндшпилем» Вашингтона было полное разрушение России, то государство в Евразии, которое было бы способно организовать эффективную комбинацию альянсов на основе огромных запасов нефти и газа. Конечно, эту цель никогда нельзя было объявить открыто.

После 2003 г., Путин и российская внешняя политика, особенно энергетическая политика, вернулась к первоначальному ответу на геополитику ‘Heartland’ или «сердца мира» сэра Хэлфорда Макиндера, ту политику, которая лежала в основе советской стратегии ‘холодной войны’, начиная с 1946 г.

Путин начал делать ряд защитных ходов, чтобы восстановить в какой-то степени надежное равновесие перед лицом все более очевидной политики Вашингтона, направленной на окружение и ослабление России. Последующие стратегические промахи США сделали работу России чуть полегче. Теперь, когда ставки с обеих сторон — НАТО и России — возросли, путинская Россия перешла от простой обороны к новому динамическому наступлению, чтобы удержать более активное геополитическое положение, используя свою энергию как рычаг.

Опубликовано — FLB.ru,  26 октября 2006 года

Реклама

Written by yukoswb

Июнь 23, 2013 в 5:20 пп

Опубликовано в Статьи

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: